Как воображение связано с мышлением и речью

Общая характеристика мышления. Вся жизнь человека, и, прежде всего практика, постоянно ставит перед ним острые и неотложные задачи и проблемы. Возникновение таких проблем означает, что в окружающей нас действительности есть ещё много непонятного, неизвестного, непредвиденного, скрытого. Следовательно, необходимо все более глубокое познание мира, открытие в нем все новых и новых процессов, свойств и взаимоотношений вещей. Каждый человек, когда мыслит, тем самым самостоятельно делает открытие чего-то нового, неизвестного. Так, А.В. Брушлинский дает как воображение связано с мышлением и речью понимание мышления как социально-обусловленного, неразрывно связанного с речью психического процесса поисков и открытия нового, то есть процесса опосредованного и обобщенного отражения действительности в ходе её анализа и синтеза. Мышление возникает на основе практической деятельности из чувственного познания и далеко выходит за его пределы (А.В. Петровский, 1986). Чувственное познание и мышление. Познавательная деятельность начинается с ощущений и восприятия и затем может перейти в мышление. Однако любое, даже наиболее развитое мышление всегда сохраняет связь с чувственным познанием, то есть с ощущениями, восприятиями и представлениями. Весь свой материал мыслительная деятельность получает только из одного источника – из чувственного познания. В процессе мышления, используя данные ощущения, восприятия и представления, человек вместе с тем выходит за пределы чувственного познания, то есть начинает познавать такие явления внешнего мира, их свойства и отношения, которые непосредственно вовсе не даны в восприятии и потому непосредственно вообще не наблюдаемы. Например, изучение элементарных частиц связано с проблемой, невозможности их увидеть, однако, благодаря абстрактному мышлению, человек сумел доказать, что они существуют и обладают определенными объективными свойствами. Через ощущения и восприятия мышление непосредственно связано с внешним миром и является его отражением. Правильность (адекватность) этого отражения непрерывно проверяется в ходе практики, в ходе практического преобразования природы и общества.

Та чувственная картина мира, которую ежедневно дают наши ощущения и восприятия, необходима, но недостаточна для его глубокого, всестороннего познания. В этой чувственной картине непосредственно наблюдаемой нами действительности еще совершенно недостаточно расчленены сложнейшие взаимодействия различных предметов, событий, явлений, их причин и следствий, взаимопереходов друг в друга «Распутать» весь этот клубок зависимостей и связей, который выступает в нашем восприятии во всей своей красочности и непосредственности, просто невозможно с помощью одного лишь чувственного познания.

Для мыслительной деятельности человека существенна взаимосвязь не только с чувственным познанием, но и с языком, с речью. В этом проявляется одно из принципиальных различий между человеческой психикой и психикой животных. Элементарное простейшее мышление животных всегда остается лишь наглядно действенным; оно не может быть отвлеченным, опосредствованным сознанием. Оно имеет дело лишь с непосредственно воспринимаемыми предметами, которые в данный момент находятся как бы перед глазами животного. Такое примитивное мышление оперирует с предметами в наглядно-действенном плане и не выходит за его пределы.

Только с появлением слова становится возможным отвлечь от познаваемого объекта то или иное свойство и как бы закрепить, зафиксировать представление или понятие о нем в специальном слове. Мысль приобретает в слове необходимую материальную оболочку, в которой она только и становиться непосредственной действительностью для других людей и для нас самих. Человеческое мышление, – в каких бы формах оно не осуществлялось – невозможно без языка. Всякая мысль возникает и развивается в неразрывной связи с речью. Чем глубже и основательнее продумана та или иная мысль, тем более четко и ясно она выражается в словах, в устной и письменной речи. И наоборот, чем больше совершенствуется словесная формулировка какой-то мысли, тем отчетливее и понятнее становится сама эта мысль.

Таким образом, человеческое мышление неразрывно связано с языком, с речью. Мышление необходимо существует в материальной, словесной оболочке. Органическая, неразрывная связь мышления с языком отчетливо обнаруживает социальную общественно-историческую сущность человеческого мышления. Познание необходимо предполагает преемственность всех знаний, приобретаемых в ходе человеческой истории. Эта историческая преемственность знаний возможна лишь в случае их фиксации, закрепления, сохранения и передачи от одного человека к другому, от поколения к поколению. Такая фиксация всех основных результатов познания и осуществляется с помощью языка – в книгах, журналах, чертежах. Во всем этом очень показательно выступает социальная природа человеческого мышления (в психологическом плане она исследовалась в работах Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, Ж. Пиаже и др.).

В процессе общественно-исторического развития познания и преобразования природы и общества вырабатываются, развиваются и систематизируются научные знания. Иначе говоря, возникает и непрерывно возрастает совокупность зафиксированных с помощью языка основных достижений и результатов познания, сложившихся в систему науки – физики, химии, биологии, социологии, психологии. Это историческое развитие познания и возникающая в итоге система научных знаний составляют предмет теории познания (т.е. гносеологии как части философии) и логики. Теория познания как философская дисциплина исследует наиболее общие закономерности всей познавательной деятельности. Например, она исследует возникновение и развитие в ходе человеческой истории таких категорий, как бытие, материя, сознание, качество, количество. На основе философских, предельно общих принципов теории познания человеческое мышление изучается двумя взаимодополняющими конкретными, частными науками – формальной логикой и психологией.

В зависимости от содержания решаемой задачи в психологии принято выделить три вида мышления:

1) наглядно-действенное;

2) наглядно-образное;

3) логическое.

В простейшей форме наглядно-образное мышление возникает преимущественно у дошкольников. В ходе анализа и синтеза познаваемого объекта ребенок необязательно и далеко не всегда должен потрогать руками заинтересовавший его предмет. Во многих случаях не требуется систематического практического действования с объектом, но во всех случаях необходимо отчетливо воспринимать и наглядно представлять этот объект. Иначе говоря, дошкольники мыслят лишь наглядными образами и еще не владеют понятиями. Дело в том, что наглядно-образное мышление детей еще непосредственно и полностью подчинено их восприятию, и потому они пока не могут отвлечься.

На основе практического и наглядно-чувственного опыта у детей в школьном возрасте развивается – сначала в простейших формах – отвлеченное мышление, т.е. мышление в форме абстрактных понятий.

Наглядность играет двоякую роль в процессе развития понятий у учащихся.

С одной стороны, она облегчает этот процесс, но с другой стороны, не всякая наглядность и не при любых условиях создает благоприятные предпосылки для формирования отвлеченного мышления у школьников.

Логическое мышление связывается с овладением человеком приемами логической обработки знаний.

Логика изучает логические формы мышления – понятия, суждения и умозаключения. Понятие есть мысль, в которой отражаются общие, существенные, отличительные (специфические) признаки предметов и явлений действительности. Например, в понятие «человек» входят такие весьма существенные признаки, как трудовая деятельность, производство орудий труда, речь. Все эти необходимые важнейшие свойства отличают людей от животных.

Содержание понятий раскрывается в суждениях, которые всегда выражаются в словесной форме – устной или письменной, вслух или про себя. Суждение – это отражение связей между предметами и явлениями действительности или между их свойствами и признаками. Например, суждение «металлы при нагревании расширяются» выражает связь между изменениями температуры и объема металлов. Устанавливая таким образом различные связи и отношения между понятиями, суждения являются высказываниями чего-то о чем-то. Они утверждают, или отрицают какие-либо отношения между предметами, событиями, явлениями действительности. Например, когда мы говорим «Земля вращается вокруг Солнца», мы тем самым утверждаем наличие определенной объективной связи в пространстве между двумя небесными телами. Когда мы раскрываем содержание понятия «Великая Октябрьская социалистическая революция», мы высказываем ряд суждений, характеризующих основные отличительные признаки этого исторического события.

В зависимости от того, как суждения отражают объективную действительность, они являются истинными или ложными. Истинное суждение выражает такую связь между предметами и их свойствами, которая существует в действительности. Ложное суждение, наоборот, выражает такую связь между объективными явлениями, которая в действительности не существует, например: «Сумма внутренних углов треугольника в геометрии Евклида не равна двум прямым».

Суждения бывают общими, частными и единичными. В общих суждениях что-либо утверждается (или отрицается) относительно всех предметов данной группы, данного класса, например: "Все рыбы дышат жабрами". В частных суждениях утверждение или отрицание относится уже не ко всем, а лишь к некоторым предметам; в единичных суждениях – только к одному ("Некоторые студенты – отличники"; "Этот ученик плохо выучил урок").

Суждения образуются двумя основными способами: 1) непосредственно, когда в них выражают то, что воспринимается; 2) опосредствованно – путем умозаключений или рассуждений. В первом случае мы видим, например, стол коричневого цвета и высказываем простейшее суждение: "Этот стол – коричневый". Во втором случае с помощью рассуждения из одних суждений выводят, получают другие (или другое) суждения. Например, Д.И. Менделеев на основании открытого им периодического закона чисто теоретически, лишь с помощью умозаключений вывел и предсказал некоторые свойства еще неизвестных в его время химических элементов. Когда впоследствии эти элементы были открыты и исследованы, то оказалось, что многие его теоретически выведенные предсказания (суждения) подтвердились.

Исходные суждения, из которых выводится, извлекается другое суждение, называются посылками умозаключения. В приведенном выше примере посылками будут следующие суждения: "Все сланцы горючи" (общая или большая посылка), "Данное вещество является сланцем" (частная или меньшая посылка). Вывод, получаемый в ходе умозаключений из этих двух посылок, называется заключением ("Данное вещество горюче").

В такой умозаключающей, рассуждающей (и, в частности, предсказывающей) "работе" мышления наиболее отчетливо проявляется его опосредствованный характер. Умозаключение, рассуждение – это и есть основная форма опосредствованного познания действительности. Например, если известно, что "все сланцы горючи" (первое суждение) и что "данное вещество является сланцем" (второе суждение), то сразу можно умозаключить, т.е. сделать вывод, что "данное вещество горюче" (третье суждение, выведенное из первых двух); причем уже не требуется специально прибегать к непосредственной опытной, эмпирической проверке этого вывода. Следовательно, умозаключение – это такая связь между мыслями (понятиями, суждениями), в результате которой из одного или нескольких суждений мы получаем другое суждение, извлекая его из содержания исходных суждений. Исходные суждения, из которых выводится, извлекается другое суждение, называются посылками умозаключения.

В приведенном выше примере посылками будут следующие суждения: "Все сланцы горючи" (общая или большая посылка), "Данное вещество является сланцем" (частная или меньшая посылка). Вывод, получаемый в ходе умозаключений из этих двух посылок, называется заключением ("Данное вещество горюче").

Различают умозаключения двух основных видов:

1) индуктивные (индукция);

2) дедуктивные (дедукция).

Индукция есть умозаключение от частных случаев, примеров (т.е. от частных суждений) к общему положению (к общему суждению).

Например, после того как установлено, что электропроводностью обладают и железо, и медь, и алюминий, и платина, становится возможным обобщить все эти частные, отдельные, единичные факты в общем суждении: "Все металлы электропроводны".

Дедукция, наоборот, есть умозаключение от общего положения (суждения) к частному случаю, факту, примеру, явлению. Одним из наиболее распространенных видов дедуктивного умозаключения является силлогизм. Примером силлогизма может служить следующее рассуждение, обратное индуктивному, идущее не от частного и общему, а от общего к частному и единичному:

Все металлы – электропроводны.

Олово – металл.

Следовательно, олово – электропроводно.

Процесс мышления – это, прежде всего анализ, синтез и обобщение. Анализ – это выделение в объекте тех или иных его сторон, элементов, свойств, связей, отношений, это расчленение познаваемого объекта на различные "части" и компоненты. В ходе анализа какого-либо предмета те или иные свойства последнего, являющиеся наиболее важными, значимыми, существенными, интересными, оказываются особенно "сильными" раздражителями и потому выступают на передний план. Раздражители вызывают сильный процесс возбуждения (прежде всего в коре головного мозга) и по физиологическому закону индукции тормозят дифференциацию других свойств того же предмета, являющихся слабыми раздражителями. Таким образом, физиологической основой психического процесса анализа является определенное соотношение возбуждения и торможения в высших этажах головного мозга.

Объединение выделенных анализом компонентов целого есть синтез. В процессе синтеза происходит соединение, соотнесение тех элементов, на которые был расчленен познаваемый объект. Анализ и синтез всегда взаимосвязаны. Неразрывное единство между ними отчетливо выступает уже в познавательном процессе сравнения. В ходе обобщения в сравниваемых предметах – в результате их анализа – выделяется нечто общее.

Закономерности анализа, синтеза и обобщения – суть основных внутренних, специфических закономерностей мышления. На их основе только и могут получить объяснение все внешние проявления мыслительной деятельности.

Все операции взаимосвязаны. Для мыслительной деятельности человека существенна ее взаимосвязь не только с чувственным познанием, но и с языком, с речью.

С появлением речи становится возможным отвлечь от познаваемого объекта то или иное его свойство, и закрепить, зафиксировать представление или понятие о нем в специальном слове. Человеческое мышление – в таких бы формах оно ни осуществлялось – невозможно без языка. Всякая мысль возникает и развивается в неразрывной связи с речью. Формируя свои размышления вслух, для других, человек тем самым формирует их и для себя. Такое формирование, закрепление, фиксирование мысли в словах означает членение мысли, помогает задержать внимание на различных моментах и частях этой мысли и способствует более глубокому пониманию. Благодаря этому и становится возможным развернутое, последовательное, систематическое рассуждение. В слове, в формировании мысли заключены важнейшие и необходимые предпосылки дискурсивного мышления. Формулировка мыслей в речевом процессе является важнейшим условием их формирования. Большую роль в этом процессе может играть и так называемая внутренняя речь: решая задачу, человек рассуждает не вслух, а про себя, как бы разговаривая только с собой.

Таким образом, человеческое мышление неразрывно связано с языком, с речью. Мышление необходимо существует в материальной, словесной оболочке.

Воображение и творчество

Воображение – это необходимый элемент творческой деятельности человека, выражающийся в построении образа продуктов труда, а также обеспечивающий создание программы поведения в тех случаях, когда проблемная ситуация характеризуется неопределенной.

Воображение принадлежит к числу высших познавательных процессов, в которых отчетливо обнаруживается специфически человеческий характер деятельности.

Первое и важнейшее назначение воображения, как психического процесса заключается в том, что оно позволяет представлять результат труда до его начала, представлять не только конечный продукт труда, но и его промежуточные продукты.

Воображение тесно связано с мышлением и позволяет предвидеть будущее.

Воображение характеризуется активностью, действенностью. Оно в некоторых обстоятельствах может выступать как замена деятельности, ее суррогат. Когда фантазия создает образы, которые не осуществляются и зачастую не могут быть осуществленными, то такая формула воображения называется пассивным воображением.

Человек может вызывать пассивное воображение преднамеренно: такого рода образы фантазии, преднамеренно вызванные, но не связанные с волей, направленной на воплощение их в жизнь, называются грезами.

Если пассивное воображение может быть подразделено на преднамеренное и непреднамеренное, то активное воображение может быть творческим и воссоздающим.

Воображение, имеющее в своей основе создание образов, соответствующих описанию, называют воссоздающим.

Творческое воображение, в отличие от воссоздающего, предполагает самостоятельное создание новых образов, которые реализуются в оригинальных и ценных продуктах деятельности.

Ценность человеческой личности во многом зависит от того, какие виды воображения преобладают в ее структуре.

Воображение – это не способность фантазировать без цели, а интуитивная способность видеть сущность параметров, их природную логику. Оно комбинирует образы того, что еще не существует из материалов памяти и чувств, создает образ неизвестного как известного, то есть создает его предметное содержание и смысл, считает их действительными. Поэтому воображение – самодвижение чувственного и смыслового отражений, а механизм воображения объединяет их в целостность, синтезирует чувства в мысль, в результате чего создается новый образ или суждение о неизвестном, как об известном. И все это проходит не материально – в умственном плане, когда человек действует, не работая практически.

Воображение человека – его способность заглянуть вперед и рассмотреть новый предмет в его будущем состоянии.

Поэтому прошлое в каждый момент жизни человека должно существовать в соответствии с той или иной целенаправленностью в будущее. Если память претендует на активность и действенность, а не является только хранилищем опыта, она всегда должна быть направлена на будущее, на форму будущего себя, своих способностей и того, чего человек стремится достичь. Такое воображение всегда работает: человек трансформирует предметы и сырье не просто в воображении, а действительно с помощью воображения, прокладывающего путь к желаемому предмету. Большое значение в активизации работы воображения имеет удивление. Удивление в свою очередь вызывают:

– новизна воспринятого “чего-то”;

– осознание его как чего-то неизведанного, интересного;

– импульс, который задает заранее качество воображения и мышления, привлекает внимание, захватывает чувства и всего человека целиком.

Воображение вместе с интуицией способно не только создать образ будущего предмета или вещи, но и находить его природную меру – состояние совершенной гармонии – логику его строения. Оно дает начало способности к открытиям, помогает находить новые пути развития техники и технологии, способы решения задач и проблем, возникающих перед человеком.

Начальные формы воображения впервые появляются в конце раннего детства в связи с зарождением сюжетно ролевой игры и развитием знаково- символической функции сознания. Ребенок учится замещать реальные предметы и ситуации воображаемыми, строить новые образы из имеющихся представлений. Дальнейшее развитие воображения идет по нескольким направлениям.

1. По линии расширения круга замещаемых предметов и совершенствования самой операции замещения, смыкаясь с развитием логического мышления.

2. По линии совершенствования операций воссоздающего воображения. Ребенок постепенно начинает создавать на основе имеющихся описаний, текстов, сказок все более сложные образы и их системы. Содержание этих образов развивается и обогащается. В образы вносится личное отношение, они характеризуются яркостью, насыщенностью, эмоциональностью.

3. Развивается творческое воображение, когда ребенок не только понимает некоторые приемы выразительности, но и самостоятельно их применяет.

4. Воображение становится опосредованным и преднамеренным. Ребенок начинает создавать образы в соответствии с поставленной целью и определенными требованиями, по заранее предложенному плану, контролировать степень соответствия результата поставленной задаче.

Творчество. Проблема творчества важна и актуальна по многим причинам, прежде всего потому, что творчество – это широкомасштабная тема. От её изучения зависит понимание механизмов развития, как человека, так и общества. Обсуждение вопроса о творчестве затрагивает две проблемы. Первая – это проблема источников творчества. Вторая – проблема механизмов, при каких условиях имеет место творчество, что представляет собой процесс творческого акта, как человек создает нечто новое, как вообще возникает новое, не существовавшее ранее?

Источники творчества скрыты в глубинах человека, как биосоциального существа (З. Фрейд, Ж. Пиаже, А. Адлер, А. Маслоу). Описывая потребность в творчестве, подчеркивают связь этой потребности с такими, как стремление к порядку и потребность в достижении. Обобщая результаты собственных экспериментальных исследований, В. Н. Дружинин, пришел к выводу, что творческая активность детерминируется творческой (внутренней) мотивацией и проявляется в особых условиях жизнедеятельности. В отечественной психологии творчества существуют подходы, где творчество (творческость) в целом понимается как стремление к реализации собственной индивидуальности. Более способные школьники имеют и более высокий уровень или потребность самореализации в личностном плане. Стремление к значимости характерно для школьников всех возрастов, но больше всего это наблюдается у ребят с ярко проявляющимися умственными способностями, эта тенденция имеет свои возрастные особенности. Например, в старшем школьном возрасте наиболее заметно проявляется стремление к самосовершенствованию и установка на значительность своего будущего, на выдающихся людей.

Для постижения источников творчества и его психологических механизмов необходимо рассматривать творчество как некий целостный процесс, что невозможно сделать, не опираясь на понимание личности человека как единого и системного образования. Так как творчество – это феномен целостной личности (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, К.К. Платонов).

Существует два концептуальных принципа (К. К. Платонов). Во-первых, главной движущей силой поведения и жизнедеятельности человека является стремление к значимости собственной личности, со всеми возможными нюансами (А. Адлер, А. Маслоу, Е.П. Никитин). Во-вторых, человек – это целостная, самоуправляемая, саморегулируемая и саморазвивающаяся динамическая система, которая может самосовершенствоваться в соответствии с поставленными целями и принятыми ценностями. Реализация и развертывание обозначенных принципов находит отражение в концепции творчества.

Стремление к собственной значимости – главный фактор, определяющий источник творческой активности человека, его сила и особенности. Не последнее место в культивировании этого источника имеют социокультурные условия (семья, ближайшее окружение, школа, конкретный социум, престиж профессии).

Стремление к значимости собственной личности может реализоваться самым различным образом в зависимости от внешних и внутренних условий: социального уклада, жизненных обстоятельств, склонностей, способностей. Особенности механизма реализации обусловлены соотношением следующих структурных компонентов значимости: стремлением к превосходству и самовозвышению; желанием быть, таким как все, слиться с другими; влечением к самоуничижению, к тому, чтобы быть в чем-то ниже других (проще, беднее, несчастнее).

Но стремление к значимости может творить, создавать человека, вознося его чуть ли не до божественных высот, а может и разрушать его, полностью лишать человеческого облика, низвергать в бездны звериного.

В творчестве человек предельно интегрирован, собран и целостен, он полностью посвящает себя служению делу, поэтому саморегуляция в творчестве выступает как системное свойство, как объединяющее – создающее гештальт – качество целостной личности. Для творческого человека характерно более сильное стремление, чем для большинства людей, к значимости собственной личности. Оно соответствующим образом выражается в повышенной творческой, познавательной и интеллектуальной активности, на что обращает внимание Д.Б. Богоявленская, которая под интеллектуальной активностью понимает интеллектуальную инициативу. Интеллектуальная активность – это интегральное свойство некоторой гипотетической системы, основными компонентами которой являются общие умственные способности и мотивационные факторы интеллектуальной деятельности. Творческая активность имеет разнообразные формы, виды и особенности проявления. Так оформленная и закрепленная структура интеллектуальной активности отражает когнитивный стиль человека. Когнитивные стили – это способности, но «другие способности», которые имеют отношение к метакогнитивной регуляции интеллектуальной активности, деятельности (М.А. Холодная). Они свидетельствуют о сформированности механизмов интеллектуального контроля.

Творческий человек – это не только тот, который изобретает или делает что-то новое и оригинальное, а более всего тот, кто стремится овладеть собственным поведением и собственной психической деятельностью. Другими словами, это касается совершенствования механизмов саморегуляции и самоконтроля, которые только и возможны посредством рефлексии по отношению к конкретной деятельности, к собственным действиям, связанным с этой деятельностью. Такой механизм саморегуляции нередко называют рефлексивным. Деятельность этого механизма направлена не только на достижение конкретного результата, но и на выработку различного рода внутренних регуляторных схем, позволяющих все более эффективно организовывать свои мыслительные процессы. Рефлексивность интеллектуальной деятельности находит свое отражение и в том, что человек в процессе поиска активно строит те средства, с помощью которых возможна регуляция интеллектуальной деятельности, т.е. свои гипотезы, антиципирующие схемы, модели.

Рефлексивный аспект мышления начал исследоваться О. Кюльпе и созданной им Вюрцбургской школой. «Рефлексия как осмысление субъектом собственного поискового движения – специфическая для познавательной ситуации форма проявления личности как целостности, идентифицирующей себя с осуществляемой деятельностью в целях её регуляции». И.Н. Семенов считает, что рефлексивная регуляция является основным психологическим механизмом продуктивного мышления. Само же мышление осуществляется на таких уровнях как: операциональный, предметный, рефлексивный и личностный. Они образуют структуру познавательной деятельности. Тогда творческое мышление есть движение мысли по иерархически соподчиненным уровням. Применительно к познавательной деятельности, к творчеству, рефлексия обеспечивает саморегуляцию, бесперебойность и управление протеканием деятельности, как через её корректировку, так и через оценку возможностей для устранения разрывов и даже переориентировку поиска для решения творческой задачи. Рефлексивный компонент выступает как фактор организации мышления. В ситуации «тупика» особую роль приобретает рефлексивное движение, ведущее к осознанию исходного положения и к его продуктивному преодолению. На этом этапе смысловая регуляция в виде интенсификации рефлексии предметного содержания выполняет конструктивную функцию, опосредуя обнаружение принципа (критерия) верного решения.

Основой психологического механизма саморегуляции творческой и всякой другой деятельности человека является оценочная функция. И не случайно интегральным элементом одаренности, является оценочная, измерительная функция всех сложных психологических структур (А.В. Запорожец, Ф. Бартлет). В психологии творчества оценка выделена как специальный фактор Дж. Гилфордом. Многие феномены и диагностические методы психического развития ребенка, разработанные Ж. Пиаже, основаны на этом фундаментальном факторе. По существу все сложные психологические структуры выполняют функцию измерителей, мерок, с помощью которых человека оценивает окружающий мир, других людей и самого себя. Эти оценки, выраженные в самых разнообразных формах (эталон, предпочтение), определяют степень значимости или обоснованности чего-то. На основе оценок делается выбор, и принимаются решения. Способность к оценке обеспечивает возможности самодостаточности, самоконтроля, уверенности одаренного, творческого человека в самом себе, в своих способностях, в своих решениях. Каким же образом происходит оценивание? Каков механизм оценки?

В работах, посвященных развитию творческого мышления, в которых гибкость рассматривается как его отличительный признак, показано наличие особого свойства мышления, заключающегося в выделении испытуемым в проблемной ситуации других, новых свойств и отношений объекта, которые ранее не анализировались. Однако, на основе чего, как вообще возможно выделять новые свойства и отношения? На основе выбранного человеком оригинального признака, свойства, т.е. нового критерия. Таким образом, изменение критериев выбора очень тесно связано с творчеством. Например, В.Т. Кудрявцев пишет об этом следующим образом: «Выбор – это только результирующий акт духовной работы и поэтому акт выбора не следует идентифицировать с актом творчества. Расширение альтернатив выбора, их осмысление приводит человека к изменению критериев выбора, а значит и подхода к проблемной ситуации». Подтверждением этому являются работы Д.В. Колесова и Е.Н. Соколова, которые на психофизиологическом уровне исследования творчества выделили в качестве критерия выбора детекции новизны, она наряду с механизмом доминантного фокуса образует психофизиологическую основу творчества.

Продуктивность мыслительной деятельности, творчества, по-видимому, связана с тем, насколько хорошо организована у человека иерархия различных уровней интеллектуальной саморегуляции и насколько быстро и эффективно человек может переходить с одного уровня на другой (Ю.Н. Кулюткин, И.Н. Семенов). Механизм перехода зависит от степени развития уровней рефлексии. На начальном этапе выполнения конкретной мыслительной деятельности (операционный уровень) субъект просто сличает прогноз и результат, не вдаваясь в подробности, т.е. выполняет репродуктивную деятельность, которая нередко заводит в «тупик». В такой ситуации эффективность творческой деятельности связана с выбором средств деятельности и принятием решений. В способности принимать решения, делать выбор выражается регуляторная функция творческого мышления, его самоорганизация (Л.Л. Гурова). Когнитивный стиль, влияя на выбор стратегии деятельности, входит также составной частью в когнитивный механизм принятия решений. Этот механизм состоит в динамическом развитии критериев оценки ситуации в сторону их обобщения и сущностной дифференциации. Используемое при этом интегративное качество личности, входящее в структуру общей одаренности, может быть названо интеллектуальной организованностью.

В своем стремлении к творчеству молодые люди ориентированы и культивируют следующие ценности: терпение и трудолюбие, стремление достичь совершенства, творчество. Они часто любят рисковать, выполнять сложные задания и не боятся одиночества. Так ориентация на ценности творчества падает в период от 21 до 26 лет, а затем возрастает. В возрасте 21-26 лет молодые люди прежде всего заняты трудоустройством, освоением профессии, устройством быта и у них на первое место выходят ценности окружающего мира.

Следующий компонент ТП касается критериев, на которые чаще всего опираются творческие люди в своей деятельности, т.е. они чувствительны к особенностям мышления и чувствам, ценят юмор, умеют обобщать и доходить до сути, высказывают оригинальные идеи и интересные оценки.

Творческая активность в познании и поведении проявляется в том, что молодые люди любят изобретать и придумывать, изучать что-то новое и фантазировать, проявлять инициативу, упорство и настойчивость в достижении поставленной цели.

Роль рефлексии в творчестве очень трудно переоценить, она проявляется в самокритичности, как себя, так и своего дела, в анализе происходящего, прогнозировании и антиципации, поиске цели и смысла жизни, критичности мышления. С возрастом значение рефлексии для творческой деятельности возрастает и это намного заметнее, чем для других компонентов ТП. Очень ярко это выступает у мужчин.

ЛЕКЦИЯ 7. ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВАЯ СФЕРА ЧЕЛОВЕКА

Эмоции и чувства

Нередко слова «эмоция» и «чувство» употребляют как синонимы. В более узком значении. Эмоция – это непосредственное, временное переживание какого-нибудь более постоянного чувства. Чувства – это переживаемые в различной форме внутренние отношения человека к тому, что происходит в его жизни, что он познает, или делает. Чувства и эмоции зависят от особенностей отражаемых предметов. Эмоции и чувства – это своеобразное личностное отношение человека к окружающей действительности и к самому себе.

Источниками эмоций и чувств служат объективно существующие предметы и явления, выполняемая деятельность, изменения, происходящие в нашей психике и организме. Своеобразие эмоций и чувств определяется потребностями, мотивами, стремлениями, намерениями человека, особенностями его воли, характера.

Настроение представляет собой общее эмоциональное состояние, окрашивающее в течение значительного времени все поведение человека. Настроение бывает радостное или печальное, бодрое или вялое.

Обычно настроение характеризуется безотчетностью и слабой выраженностью. Настроение может иметь различные ближайшие и более отдаленные источники. Основными источниками настроения являются удовлетворенность или неудовлетворенность всем ходом жизни. Настроения находятся в большой зависимости от общего состояния здоровья, в особенности от состояния нервной системы и желез внутренней секреции, регулирующих обменных веществ.

Аффектами называются эмоциональные процессы, быстро овладевающие человеком и бурно протекающие. Они характеризуются значительными изменениями сознания, нарушением контроля над действиями, утратой самообладания, а также изменением всей жизнедеятельности организма. Аффекты кратковременны.

Развитие аффекта характеризуется различными стадиями, сменяющими друг друга. В начале аффективного состояния человек не может не думать о предмете своего чувства и о том, что связано с ним, невольно отвлекаясь от всего постороннего, даже практически важного. Слезы и рыдания, хохот и выкрики, характерные жесты и мимика лица, учащенное и затрудненное дыхание создают обычную картину нарастающего аффекта.

На дальнейших стадиях аффекта, если они наступают, человек утрачивает контроль над собой, совершая уже безотчетные и безрассудные действия. После аффективной вспышки наступает разбитость, упадок сил, безразличное отношение по всему, неподвижность, порой сонливость.

Следует отметить, что любое чувство может в некоторых случаях переживаться в аффективной форме. Аффект плох, или хорош в зависимости от того, какое чувство переживается человеком и насколько человек владеет собой при аффективном состоянии.

Особую форму переживание чувств, близкую по своим психологическим характерам к аффекту, но по длительности протекания приближающуюся к настроениям, представляют стрессовые состояния, или эмоциональный стресс. Эмоциональный стресс возникает в ситуациях опасности, обиды, стыда. Далеко не всегда достигается интенсивность аффекта, состояние человека при стрессе характеризуется дезорганизацией поведения и речи, проявляющийся в одних случаях в беспорядочной активности, в других случаях в пассивности, бездеятельности в обстоятельствах, когда надо решительно действовать. Поведение индивида в стрессовых состояниях существенно зависит от типа нервной системы человека, силы или слабости его нервных процессов.

Крайняя неудовлетворенность, блокада стремления, вызывающая стойкое отрицательное эмоциональное переживание, может стать основой фрустрации, т.е. дезорганизации сознания и деятельности. Не всякое неудовлетворение желания, мотива, цели вызывает фрустрацию. Она проявляется только тогда, когда степень неудовлетворения выше того, что человек может вынести.

Фрустрация возникает в условиях отрицаний социальной оценки и самооценки личности, когда оказываются затронутыми глубокие личностно-значимые отношения. В состоянии фрустрации человек испытывает особо сильное нервно-психическое потрясение. Оно раскрывается как крайняя досада, озлобленность, подавленность, полное безразличие к окружению, неограниченное самобичевание.

Как управлять своими эмоциями? С точки зрения Ю.М. Орлова, для этого сначала нужно их узнать – познать. Обычно человек возражает: что же здесь нужно познавать? Необходимо усвоить, что переживания эмоции и познание ее не одно и тоже. Переживание эмоции не дает ключ к их управлению, а их познание – дает. Способны мы управлять своими эмоциями или нет? Например, чувством стыда или вины. Иногда вместо управления человек лишь сдерживает внешнее проявление эмоций. И обида переходит в месть.

Чтобы управлять эмоциями, нужно узнать, как они устроены, как они появляются и существуют. Во-первых, существуют приятные и неприятные эмоции: удовольствие и неудовольствие. Трудно описать эти переживания. Легче это сделать в терминах поведения. Если приятное и удовольствие – то это мы хотим повторить, снова пережить. Если что-либо неприятное и вызов неудовольствия – мы не хотим повторить. Если рассматривать переживания изнутри, то они, будто не нуждаются в каких-либо определениях: приятное есть приятное, неприятное есть неприятное.

Но попробуем сделать один шаг вглубь и представить, из чего состоит приятное. Прежде всего, состоит из действий, так называемых гедонистических действий, в результате которых достигается соответствие некоторому ожидаемому состоянию. Удовольствие от сладкого будет полным, если оно соответствует некоторой модели сладкого. Модели представляют собой программы гедонистического поведения.

Поскольку программы чаще всего людьми не осознаются в силу привычности, то удовольствие возникает как бы само собой. Если человек хорошо сосредоточится, то умственным взором можно увидеть гедонистическое поведение. Например, удовольствию от еды предшествует наслаждение от сосания, которое является первичным и которому организм не научается, оно врожденно. Это поведение состоит из действий напряжения и расслабления мышц по определенной программе.

Расслабление, идущее после напряжения будет приятным, если сознание сосредоточено на этом состоянии. Таким образом, наслаждение и страдание находится в сознании. Когда нас нет, нет и радости. Следствие от этого удовольствия возрастает с концентрацией сознания на гедонистическое действие. Чем больше сосредоточенности, тем больше наслаждения.

Йоги рекомендуют есть сосредоточенно, чтобы увеличить удовольствие от простой пищи, 33 жевательных движения с одним кусочком пищи.

И часто, например, неспособность получить удовольствие от секса является следствием отвлеченного внимания, неспособности сосредоточения, связь с комплексами страха, возмездия за удовольствие.

Выделим несколько обстоятельств, имеющих гедонистическое значение:

I обстоятельство – удовлетворение потребности; любой потребностный цикл завершается удовлетворением или неудовлетворением, из-за чего человек переживает удовольствие или неудовольствие, страдание.

II обстоятельство – устранение страдания, радость после сильно страха или страдания. У тревожного человека единственным источником радости является избавление от тревожной ситуации.

III обстоятельство – заражение радостью другого. Способность к эмпатии и сочувствию. Мы без всякой причины испытываем приятные или неприятные эмоции, если рядом радуется, или переживает другой человек.

Итак, удовлетворение потребностей, избавление от страха и страданий и заражение – это основные источники переживаний.

Сколько у нас потребностей, столько способов получить удовольствие, однако столько и дорог получить неудовлетворение.

Сколько у нас страданий, столько и способов достижения радости путем избавления от страданий. Чем сильнее желание успеха, тем больше будет страдание от неудачи.

С какой силой мы любим других, с такой же силой мы наполняемся радостью от радостей любимых.

Уровень эмоциональной жизни человека можно описать природой его радостей. Зная природу своей радости, мы приобретаем способность, контролировать и свое страдание. Зная все это, древние мыслители утверждают, что на единицу радости приходится 10 единиц страдания. Поэтому ими предлагались рецепты отказаться от радости, так как пропорции явно не выгодные. За всяким удовольствием следует расплата.

И если отказаться от потребностей и желаний, тогда пропорция перестанет действовать. Взамен человек получит блаженство, избыток энергии. Накопленная энергия при этом создает состояние силы, радости или неспецифического наслаждения. Например, Рамакришне, йогу, живому богу на земле, достаточно было поднять глаза к небу и увидеть причудливые облака и тучи, и он взрывался от экстаза.

Любой из вас в детстве испытывал безудержную радость, бессмысленное поведение типа "визжать и прыгать от радости". Чем больше потребностей и желаний, тем больше возможностей освобождения энергии и тем больше возможностей получить страдание.

Знание потребностей нужно для управления ими, и тогда потребности не будут управлять вами. Сколько в нас потребностей, столько и страданий. Полная гармония достигается тогда, когда пропорция удовольствия от удовлетворения и страдания от неудовлетворенности будет один к одному, когда отказаться от удовольствия будет также приятно, как и получить его.

Проведем психологический анализ эмоций.

Любая эмоция возникает в определенных обстоятельствах.

Чем примитивнее эмоция (страх или отвращение), тем труднее ее осознать и понять. Высшие эмоции – это эмоции, возникающие в общении с другим человеком.

Обида. Если случайно укусит бродячая собака, то вряд ли кто-либо на нее обидится. Но если вы увидите, что ваш друг пренебрегает вашими интересами или тот, кого вы любите, ведет себя иначе, чем вы ожидаете, то возникает неприятное чувство, которое называем обидой.

Эмоция возникает из столкновения ожидаемой вами модели поведения другого человека с реальным поведением этого человека. Некоторые категории людей (друг, возлюбленная, жена, близкий человек) вызывают ожидания, как они должны вести себя.

Выделим здесь три элемента:

Мои ожидания. Как человек должен себя вести, если он является мне другом.

Поведение другого человека, если оно отклоняется от моих ожиданий в неблагоприятную сторону.

Наша эмоциональная реакция, вызванная несоответствием наших ожиданий и поведения другого.

В любых обстоятельствах обиды можно выделить эти три элемента. Но все-таки обижаемся. Почему? Потому, что считаем, что другой человек не имеет права на самостоятельные действия, а жестко запрограммирован нашими ожиданиями.

Значит, из стремления запрограммировать другого и проистекают наши обиды. Если бы признавали всех самостоятельными существами, то обижаться было бы не на кого. Например, не обижаемся мы на погоду. Персидский царь Ксеркс обиделся на Босфор, который, неожиданно разбушевавшись, расстроил переправу, и наказал пролив плетьми.

Это стремление программировать поведение другого и эмоциональная реакция на неудачу происходят из мира детства, когда ребенок обижался на родителей. Если обидчивость ребенка необходима для его нормального развития, создания его личности, то после того, как личность ребенка сформировалась, необходимость в таких подпорках отпадает.

Когда строят дом, необходимы леса, затем леса убирают. Точно так же наша обидчивость – это инфантильная реакция на окружающих, воспроизведение детства во взрослом. Тот, кто может выделить свои ожидания, понять их происхождение и рассогласование ожиданий и реальности, тот познает сущность своей обиды.

Вина. Во взаимодействии любящих обида у одного дополняется чувством вины у обидчика. Замечено, что обидчивые сами страдают от вины больше, чем необидчивые. Устройство вины противоположно обиде. Внешне вина не имеет особых признаков. При взгляде на чувство вины изнутри понятно, что оно возникает как следствие непроизвольной активности, результаты которой могут быть описаны следующим образом:

Каким должно быть поведение человека в соответствии с ожиданиями другого. Ум автоматически конструирует модель, каким должен быть человек. Тут необходимо отметить, что всегда неизвестны ожидания других.

Восприятие собственного состояния человека и поведения – реальное поведение здесь и теперь.

Акт сличения модели ожидания и собственного поведения, если обнаруживается рассогласование, мучительность которого поддерживается обликом эмоции обиды на лице, в словах и поведении другого.

Если с обидой человек еще может как-то справиться, приняв другого таким, как он есть или, простив его, то чувство вины не может быть, изменено этими актами нашей души.

Познание вины состоит в том, чтобы осознать эти три группы операций, которые совершает наш ум, и контролировать их. Познание вины и ее признание побуждает нас просить прощения, так как это ослабляет страдание.

Чувство вины может возникать в различных ситуациях и отношениях. Мы можем быть виноваты перед родителями, детьми, перед друзьями. Несмотря на такое многообразие вина порождается рассогласованием между поведением человека и ожиданием самого себя.

В одном фантастическом романе описывалось, как герой, тиран и деспот, жестко программировал поведение жителей страны вживлением в организм электродов. Когда у граждан появлялись помыслы о действиях против тирана, они автоматически получали болевой шок. Но разве можно сравнить эти электроды с умственными операциями, порождающими вину и стыд?

Всякий раз, когда наше поведение отклоняется от ожиданий других, мы получаем свою дозу болевого шока – чувство вины.

Стыд. Более сильным чувством является стыд. Значение его состоит в том, чтобы регулировать поведение человека в соответствии с нормами социальной среды. Стыд поддерживается окружением. Однако отметим, что побуждение стыдом ригидно и инфантильно. Незрелый человек не в состоянии выдержать тиранию стыда и чаще всего погибает. Например, шестнадцатилетняя девушка покончила жизнь самоубийством, потому что не смогла признаться, матери, что уже беременна и мужа у нее не будет.

Иногда стыд может привести к более трагической развязке. Среди эмоций, которые побуждали Тараса Бульбу к сыноубийству, изрядную долю составлял стыд, а не страх перед однополчанами.

Размышления о стыде – один из надежных путей самопознания не того, каким мне хочется казаться, а того, каков я есть. При этом открываются скрытые в бессознательном свойства нашего представления о себе. Здесь и теперь мне стало стыдно. Почему? Потому что существует рассогласование между тем, каков я здесь и теперь, и тем, каким я должен быть согласно своей "Я – концепции".

Стыд состоит из трех элементов:

То, каким я должен быть здесь и теперь согласно "Я – концепции".

Каков я здесь и теперь.

Рассогласование и его осознание.

Стыд и вина состоят из одних элементов, но их различить нетрудно. Стыд может быть чистым (абсолютным) и индивидуальным, вызванным другими людьми. Виды стыда подразделяются на категории. Разделяют экзистенциальный (общий, целостный) стыд и стыд атрибутивный, когда стыдно за какие-то свои черты и свойства.

Экзистенциальный стыд охватывает все признаки, свойственные человеку. Это скорее общая негативная реакция на оценивание меня другими. Стыд является важной эмоцией, он способствует более эффективному приспособлению человека к условиям общества.

Стыд повышает чувствительность к оценкам других, а противоборство стыду способствует развитию самоуважения и усиливает регуляцию поведения.

Поскольку эмоция стыда развивает в человеке способность оценивать последствия своих поступков, то развитие эмоции стыда является необходимым условием развития нормальной индивидуальности. Но когда личность сложилась, стыд должен быть лишь сигналом к тому, что здесь и теперь я не соответствую своей "Я – концепции", и не более того.

Зависть и тщеславие, гордость. В отличие от стыда, который считается культурно оправданной эмоцией, зависть считается низменной эмоцией.

Различают "белую" зависть и зависть "черную", которая замешана на ненависти и враждебности к тому, кто меня превосходит. Сравнение себя с другим может вызвать две эмоции: зависть, если оно неблагоприятно, и тщеславие, гордость, если наоборот. Объектом сравнения должно быть качество, которому вы придаете значение. Все черты человека, его состояние, статус, способности, обладание может быть предметом сравнения.

Элементы зависти или тщеславия:

Он такой же, как я, по некоторым формальным признакам.

Концентрация внимания на объекте сравнения.

Зависть, если сравнение не в мою пользу, гордость – если наоборот. При этом возникает злорадство.

В злорадстве содержится ущербная гордость тем, что есть люди, у которых так же плохо, как у меня, а может быть, еще хуже. Злодейство происходит, когда я делаю кому-то хуже, чтобы испытать превосходство.

Из одного акта сравнения происходят различные эмоции – зависть, гордость, тщеславие, злорадство, и это происходит в зависимости от ситуации и установки человека. Если отказаться от сравнения или отделить себя от его результатов и не придавать им значения, то этих эмоций не было бы вообще, и не надо было бы бороться против них. Но от сравнения невозможно отказаться по многим причинам.

Сравнение – это основная умственная операция, через которую работают мышление и познание, а также основываются такие операции ума, как абстрагирование, обобщение, классификация, оценка. При отказе от сравнения подавляется работа мысли.

Так как часто из сравнения извлекаются такие приятные эмоции, как гордость, превосходство, то трудно отказаться от сравнения, хотя эти же сравнения неуклонно будут вызывать зависть, тщеславие, злорадство. Стремление человека сравнивать себя и других постоянно поддерживается духом соперничества. Враждебность, порождаемая соперничеством, побуждает сохранение бдительности и постоянное сравнение своих возможностей. Страх перед успехом – следствие уверенности, что твой успех пробуждает зависть и враждебность со стороны других соперников. В этих условиях и успех, и неудача опасны. Но отказ от соперничества способствует формированию чувства неуверенности и даже неполноценности. Сравнение должно быть уместным, иначе оно вместо ориентировки и уверенности порождает конфликт.

Гордясь, завидуя, злорадствуя, тщеславясь, мы участвуем в нашем культурном процессе, который построен на сравнении. Зависть разрушает отношения между близкими, она выступает разрушительной силой, которая питает и направляет насилие. Познание зависти и гордости приводит нас к изучению акта сравнения.

Страх. Любая эмоция, а страх особенно, имеет охранительные и регулятивные функции. Страх порождается прогностической способностью ума. Основная функция ума – ориентировка и предвидение.

Предвидение приятного создает радость, которая является мотивом для приближения будущего. Предвидение страдания создает страх, который может перерасти в бегство. Если никакие защитные действия не помогают, то приближение этого будущего усиливает страх.

Источниками страха являются:

Предвидение страдания, когда имеющаяся защита неэффективна.

Осознание того, что средства защиты неэффективны, приводит к возникновению страха, потере контроля.

Заражение страхом, когда боятся другие.

Предвидение потери страха и наслаждения.

Из многообразия страдания проистекает множество видов страха: страх, что будет больно, обидно, стыдно, завидно; страх, что будешь, виноват; что тебя перестанут любить; страх смерти, потери положения, престижа.

Человек редко правильно понимает источник своего страха. Например, студент боится экзамена, хотя материал знает хорошо. Такой страх кажется иррациональным, если не брать в расчет того, что он вызван страхом перед ситуацией оценивания, которая зародилась у этого человека еще в детстве.

Способность человека уменьшать свои страдания и принимать их как соответственно будет уменьшать его страх. Понимание природы страха человеку необходимо, так как он смертен. Страх смерти мыслится как основной страх. Но страх смерти – индуцированный страх, который собирает все возможные страхи, которые приписывают смерти. Это результат того, что все боятся смерти и запугивают друг друга. Пора человеку освобождаться от этого страха.

Воля. Волевые качества человека

Воля – это сознательное регулирование человеком своих действий и поступков, требующих преодоления внутренних и внешних трудностей.

С давних пор сложилось два противоположных взгляда на природу воли – материалистический и идеалистический. Идеалисты считают волю духовной силой, не связанной ни с деятельностью мозга, ни с окружающей средой. Они утверждают, будто воля есть высший агент нашего сознания, который призван выполнять распорядительные функции. Воля никому и ничему не подчинена. Она свободна. Единственно правильное понимание природы воли – материалистическое, согласно которому воля, наравне с другими сторонами психики, имеет материальную основу в виде нервных мозговых процессов.

Воля проявляется в регулировании познавательной и практической деятельности человека. Волевое регулирование поведения человека детерминировано условиями, в которых он живет и трудится. В воле проявляется сознательная активность личности, целенаправленная и планомерно действующая.

Воля как сознательная организация и саморегуляция деятельности, направленная на преодоление внутренних трудностей – это, прежде всего власть над собой, над своими чувствами, действиями. У разных людей эта власть обладает разной степенью выраженности. Обыденное сознание фиксирует ограниченный спектр индивидуальных особенностей воли, различающихся по интенсивности своих проявлений, характеризуемых на одном полюсе, как сила, а на другом как слабость воли.

Человек с сильной волей обнаруживает такие волевые качества, как решительность, смелость, мужество. Слабовольные люди пасуют перед трудностями, не проявляют решительности, настойчивости, не умеют сдерживать себя.

Крайняя степень слабоволия находится за гранью нормы психики. Сюда относятся, к примеру, абулия и апраксия. Абулия – это возникающее на почве мозговой патологии отсутствие побуждений к деятельности, неспособность при понимании необходимости принять решение действовать или исполнять его. Апраксия – сложное нарушение целенаправленности действий, вызываемое поражением мозговых структур.

Наиболее типичным проявлением слабой воли является лень – стремление человека отказаться от преодоления трудностей, устойчивое нежелание совершать волевое усилие.

Положительные качества воли, проявления ее силы обеспечивают успешность деятельности, с лучшей стороны характеризуют личность человека. Перечень подобных волевых качеств очень велик: мужество, настойчивость, решительность, самостоятельность, самообладание. Человеку со слабой силой воли свойственно принятие скорополительных решений, постоянное оттягивание принятия или исполнения решения, упрямство.

ЛЕКЦИЯ 8, 9, 10. ТЕМПЕРАМЕНТ, ХАРАКТЕР, СПОСОБНОСТИ

8. Темперамент

Под темпераментом следует понимать природные особенности поведения, типичные для данного человека и проявляющихся в динамике, и уравновешенности реакций на внешние воздействия.

Поведение зависит не только от социальных условий, но и от особенностей природной организации личности. Темперамент как раз и обусловлен биологической организацией индивида, а потому обнаруживается довольно рано и четко у детей в игре, занятиях и общении.

Темперамент окрашивает все психические проявления индивида, он сказывается на характере протекания эмоций и мышления, волевого действия, влияет на темп и ритм речи. Вместе с тем нужно помнить, что от темперамента не зависят ни интересы, ни увлечения, ни социальные установки, ни моральная воспитанность личности.

В лабораториях И.Я. Павлова, наряду с общими закономерностями работы коры больших полушарий головного мозга, были открыты и изучены различия в нервной деятельности, связанные с индивидуальностью животного (опыты проводились на собаках). Было замечено, что своеобразию поведения собак закономерно соответствовали некоторые особенности основных процессов – возбуждения и торможения. В результате многолетних исследований было установлено, что в основе изучавшихся индивидуальных различий лежат такие физиологические свойства: сила возбуждения и торможения, их подвижность, уравновешенность между возбуждением и торможением.

Сила нервных процессов – самый важный показатель типа, имеющий наибольшее жизненное значение.

Важное значение имеет и другой показатель – подвижность нервных процессов в коре головного мозга.

Весьма значим и следующий показатель типа нервной системы – уравновешенность между силой возбуждения и силой торможения. Степень уравновешенности бывает различной.

Своеобразная комбинация этих свойств характеризует специфические типы нервной деятельности.

Наиболее часто встречаются четыре типа. Из них три Павлов И.Я. отнес к сильным и один – к слабому. Сильные, в свою очередь, делятся на уравновешенные и неуравновешенные, а уравновешенные – на подвижные (лабильные) и спокойные (инертные).

В результате была выделена следующая типология:

1) сильный неуравновешенный (безудержный) тип нервной деятельности. Характеризуется сильным процессом возбуждения и менее сильным торможением;

2) сильный уравновешенный (процесс возбуждения балансируется с процессом торможения), подвижный;

3) сильный уравновешенный, инертный (внешне более спокойный, солидный);

4) слабый характеризуется слабостью процессов возбуждения и торможения, малой подвижностью (инертностью) нервных процессов.

В результате исследований было установлено, что слабый тип обладает высокой чувствительностью, благодаря которой он успешно может приспосабливаться к жизни.

Психологическая характеристика типов темперамента. Рассмотрим характеристики четырех типов темперамента.

Холерический темперамент. Представители этого типа отличаются повышенной возбудимостью, а вследствие этого и неуравновешенностью поведения. Холерик вспыльчив, агрессивен, прямолинеен в отношениях, энергичен в деятельности. Для холериков характерна цикличность в работе. Они со всей страстью способны отдаваться делу, увлечься им. В это время они готовы преодолеть и действительно преодолевают трудности и препятствия на пути к цели. Но вот истощились силы, упала вера в свои возможности, наступило подавленное настроение, и они ничего не делают.

Сангвинический темперамент. Представители этого типа характеризуются как горячие, очень продуктивные деятели, но лишь тогда, когда у них, есть интересное дело, т.е. постоянное возбуждающее. Когда же такого дела нет, они становятся скучными, вялыми.

Для сангвиника обычна большая подвижность, легкая приспособляемость к изменяющимся условиям жизни. Он быстро находит контакт с людьми, общителен. В коллективе сангвиник весел, жизнерадостен, с охотой берется за живое дело, способен к увлечению. Однако, развивая кипучую деятельность, он может так же быстро остывать, как и быстро увлечься, если дело его перестает интересовать, если оно требует кропотливости и терпения.

У сангвиника эмоции легко возникают, легко сменяются. Легкость, с какой у сангвиника образуются и переделываются новые временные связи, большая подвижность характеризуют гибкость ума.

Флегматический темперамент. Представители этого типа спокойные, уравновешенные, всегда ровные, настойчивые и упорные труженики жизни. Уравновешенность и некоторая инертность нервных процессов позволяют флегматику легко оставаться спокойным в любых условиях. Флегматик может выполнять дело, требующее ровной затраты сил, длительного и методического напряжения.

Недостатком флегматика является его инертность, малоподвижность. Ему нужно время для раскачки, для сосредоточения внимания, для переключения его на другой объект. Однако, это качество – инертность – имеет и положительное значение: оно обеспечивает неторопливость, основательность и в целом постоянство, определенность характера.

Меланхолический темперамент. Представители этого типа отличаются высокой эмоциональной чувствительностью, а вследствие этого и повышенной ранимостью. Меланхолики несколько замкнуты, нерешительны в трудных обстоятельствах, испытывают сильный страх в опасных ситуациях.

В привычной обстановке, и в особенности в хорошем, дружеском коллективе, меланхолик может быть довольно контактным человеком, успешно вести порученное дело, проявлять настойчивость и преодолевать трудности.

Каждый тип темперамента может проявлять себя как в положительных, так и в отрицательных психологических чертах. Энергия, страстность холерика, если они направлены на достойные цели, могут быть ценными качествами, но недостаточная уравновешенность, эмоциональная и двигательная, может выразиться, при отсутствии надлежащего воспитания, в несдержанности, резкости, склонности к постоянным взрывам. Живость и отзывчивость сангвиника, – ценные особенности, но при недостатках воспитания они могут привести к отсутствию должной сосредоточенности, к поверхностности, склонности разбрасываться. Спокойствие, выдержка, отсутствие торопливости флегматика – ценные средства. Но в неблагоприятных условиях воспитания они могут сделать вялым, равнодушным ко многим впечатлениям жизни. Глубина и устойчивость чувств, эмоциональная чуткость меланхолика – ценные черты, но при недостатке воспитания может развиться расположенность целиком погружаться в собственное переживание, излишняя застенчивость.

Таким образом, одни и те же исходные свойства темперамента не предопределяют того, во что они разовьются – в достоинства или недостатки. Поэтому задача воспитания должна заключаться в том, чтобы путем систематической работы содействовать развитию положительных сторон каждого темперамента и, одновременно, помогать освобождаться от тех отрицательных моментов, которые могут быть связаны с данным темпераментом.


Закрыть ... [X]

Глава 5. Психические процессы мышления, воображения и речи Поделки из палочки и кофе

Как воображение связано с мышлением и речью Мышление, его виды - Реферат, страница 3 Воображение
Как воображение связано с мышлением и речью Психические процессы: мышление, речь, воображение
Как воображение связано с мышлением и речью Мышление И РЕЧЬ. ВООБРАЖЕНИВОРЧЕСТВО Студопедия
Как воображение связано с мышлением и речью ВООБРАЖЕНИЕ, МЫШЛЕНИЕЧЬ. Обсуждение на LiveInternet
Как воображение связано с мышлением и речью Лекция 11. Мышление. Речь. Воображение. План
Как воображение связано с мышлением и речью Воображение тесно связано с мышлением